о критике от Раппапорта и Ревзина

Почти параллельные тексты об архитектурной критике Григория  Ревзина от 22 марта 2016 года«Нет никакой методологии – сплошное шаманство»

«Критик же в этом смысле – немного как шаман. Он должен просто, ни на что не опираясь, почувствовать: это талантливая вещь, а это – нет. Невозможно объяснить рационально, как это чувствуется. Весь опыт на это работает. Ты так организовал свои глаза, что видишь – что-то есть. Или, наоборот, чувствуешь мертвечину. Дальше происходит рационализация, ты начинаешь сам себя спрашивать, почему тебе это понравилось. И когда сам себе на это отвечаешь, начинаешь убеждать в этом и других, у тебя появляется рациональный язык»

«У нас остались два критерия оценки – личный драйв мастера и его отношения с контекстом»

«Надо понимать, что традиционный европейский город не умел отвечать на вопрос про массовое жилье. Мы прекрасно знаем, как выглядело жильё для бедных в чудеснейшем, прекраснейшем европейском Лондоне времён Диккенса. Это была гуманитарная катастрофа, существование уровня Освенцима: три метра на человека, отсутствие всяческих удобств, эпидемии. Нечеловеческое существование. Модернистские архитекторы отвечали на вопрос: как спасти этих людей. В чём их можно обвинять? Спасение людей и сохранение морфологии города – вещи разного порядка, спасение людей важнее.

Но уже всех спасли. У вас больше нет этой индульгенции, что вы строите жилье для людей. Вы строите квадратные метры для денег, а это совсем другая история. Классический город с улицами, где есть красная линия, фасад как институт общения между тем, кто идет по улице, и тем, кто живет в доме; двор как отдельное пространство – всё это сложнейшие цивилизационные институты, которые модернизм разрушил, не успев понять, что они есть. Это ценности, за которые я бы поборолся»

«Знаете, архитектуре как деятельности присуща сложная асимметрия. Заказчик, когда обращается к архитектору, поручает свои деньги человеку, который в случае неудачи вернуть их никак не сможет. Безнадёжно, бюджеты несоизмеримые. Поэтому заказчику нужны credits. Кредит доверия к архитектору – самый принципиальный вопрос. Откуда может браться этот кредит доверия? Общество придумывает разные институты для того, чтобы эти кредиты создавать. Это могут быть профессиональные организации, страховые организации, репутация, премии, личные знакомства, положение в административной системе… Критика является одним из таких инструментов порождения доверия»

 

и Александр Раппапорт 17 марта 2016 года Безвыходность и интересы

За минувшие 15 лет я написал на тему теории архитектуры около 2 тысяч статей и благодаря Интернету опубликовал их в сети. Не скажу что они пользуются каким-то сенсационным вниманием, но в то же врем они все же читаются и достаточно интенсивно, значит, что кому-то все это, все таки, интересно, а не мне одному .

И это меня поддерживает.

Однако есть и некоторые общие выводы из этой ситуации

Первый  касается уровня критической оценки архитектуры. Наша критика, как правило, ориентирована на критику индивидуального творческого результата и не входит в  те неявно присутствующие в системе ограничения  творческой работы, от которых зависит диапазон и форма архитектурных замыслов.
То есть критика добровольно принимает эти рамки как нечто неизбежное и не подлежащее критике. Параллельно и сама критика остается по негласному сговору вне критики. Это обстоятельство опирается на заинтересованность  критических  изданий  в  политической и экономической поддержке более высоких  инстанций, управляющих и нормирующих общий критический  дух культурной деятельности в стране, и все институты связанные в единую контролируемую бюрократией систему норм, в том числе и морали.
За пределам индивидуальной критики есть еще критика общих тенденций, философии и морали архитектурной деятельности — опять таки связанные с институтами и политическими  структурами.
Здесь архитектурная  критика старается придерживаться как бы сдержанной политическим чутьем технической  оценки культурных и социальных институтов.
В этом отношении история  архитектуры  явно отличается от синхронной критики и история придерживается своих рамок — иных чем критика проектной деятельности. Тем не мене и в истории мы видим как критика придерживается установленных норм разрешенного и неодобряемого. Прекрасный пример слаженность  в оценках авангарда или сталинского ампира, форм организации проектирования или оценки философских взглядов архитекторов других стран.
Второй момент- отсутствие форм  литературного обсуждения всех уровней архитектурной реальности, не связанных с конкретными институтами проектной или исторической работы.
То есть тут речь идет о жанровой ограниченности архитектурных текстов проектов и допускаемых в них форм рефлексии- в том числе и этической.
Это уже  нечто находящееся как бы в сфере подсознания — то есть невыговариваемых границ дозволенного и нежелательного в профессиональном дискурсе.
Я думаю что здесь как раз необходим ясный сдвиг и легализация свободного  культурного дискурса, не привязанного жестко к работе проектных или учебных институтов, музеев и прочих формальных организаций.
В таком жанре и в таком свободном дискурсе могли бы, как минимум, зарождаться новые направления и новые системы ценностей, которые затем поднимали бы поддержку в более формализованных сферах архитектуры. Безвыходность с их помощью была бы смягчена если не преодолена.
Аналогом мог бы быть журнал или ресурс СМИ типа вопросов философии и культурной политики в архитектуре, непрерывно обсуждающий все временные горизонты  в судьбе профессии

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s