три актуальных аспекта в статье Ревзина

я их все выделила, но мне есть , что сказать о них подробнее.

Первый

«Смысл экспозиции у Аравены — в демонстрации такого обучения. В Колумбию или Парагвай, на Шри-Ланку или в Бангладеш приезжает человек, получивший архитектурное образование в Нью-Хейвене или в Цюрихе, и думает, как же жить. Стали нет, бетона нет и газобетона нет, навесных фасадов нет, климат-систем нет, сэндвич-панелей нет, и денег тоже нет. Но есть много людей, и они плохо живут. И вот выпускник Йеля начинает смотреть, а из чего и как они строят. Выясняется, что кирпичи они кладут, как няня рассказывает сказки без Пушкина. То есть плохо. Он думает, как улучшить, рассчитывает конструкции, нагрузки, придумывает новые приемы, заодно учит убирать мусор на улицах и вообще объясняет, что такое улица. И вдруг получается.

В этом есть героическая повестка дня, дальний отголосок подвигов то ли Прометея с огнем, то ли Геракла с авгиевыми конюшнями.»

Тут главный упор, что разговор идет не об этнографии. Чистая этнография, посконная давно умерла. Современная этнография это заборы из покрышек,  сараи из рубероида и рутаирии во дворе пятиэтажек, да и сами пятиэтажки тоже. По мне так они давно, в особенностями со своими застекленными балконами ближе к прялкам , чем к модернизму.

Все это относится не только к технологиям, но и  к местным способам освоения пространства.

И дальше два пути делать из этого всего искусство,

что тот же Бродский демонстрирует и не только в Венеции, но и в Николо Ленивце.(фотка Оксиморона)6023030278_9489c22c5e_b

kmo_111773_00074_1_t218_192337

И переваривая эту новую постиндустриальную этнографию делать новую архитектуру. Или ландшафт-кому что.

из статьи об инженерных достижениях

Реклама

зарядье

Конкурс на парк в Зарядье  и выставка призеров (всего 6 проектов ),прежде всего, интересны  параллельным решением одной и той же ландшафтной задачи. Это позволяет разглядеть и оценить подходы в поиске и принятии проектного решения у разных игроков-конкурсантов.
Во-вторых,интересны  самими участниками- звездный состав жюри оценивал проекты звездных команд.
Ну и третье, особенность самого участка с большой историей, как древней, так и вполне современной.
Я для себя все шесть проектов разбила на пары, чтобы было удобнее сравнивать.
Первая пара. Резерв и Китайцы. Это те, которые понравились меньше других, хотя нельзя не отметить в их решениях положительные моменты. Резерв это не просто резерв. За Резервом стоят одноименные россияне, немцы Latz+Partner и голландцы Maxwan architects + urbanists
Как вы яхту назовете, так она и поплывет, — говаривал старина Врунгель. Что же остается, как не париться на скамейке запасных, когда в конкурсе участвует «Резерв»? IMG_4439
В проекте заметно доминирования архитектурного, даже строительного подхода .В парке, а там всего 13 га, на каждой террасе, в каждой складке рельефа предлагается строить , строить и строить. Строить необходимо для удобства посетителей , если гуляешь в парке в мороз, тепло жилья должно сопровождает тебя неотлучно. Если замерз всегда можно зайти погреться, все под боком. Только спрятанная под землю архитектура своими коммуникациями, выходами и теплом, часто приводит к деградации любых посадок, но почему то об этом не вспоминают.
Еще интереснее отношение к посадкам. Ассортимент наиболее распространённых в Москве деревьев признан недостаточным и разнообразием ассортимента решено удивлять и поражать при этом никакой декларируемой устойчивости я не заметила. Со временем такие немотивированные , рассчитанные на удивление, сообщества растений оказываются самыми нестойкими. И главное разнообразие растений признается самодостаточно положительным фактором, при полном отсутствии какой либо идеи.
Общая планировка с изгибающимися дорожками вокруг центрального пруда при высокой плотности мощения все время заставляет вспоминать провинциальные парки советского периода или порядком надоевший псевдоприродный стиль. Это нелепо сочетается с заявкой на вечность. Вечный парк с планировкой которая на этапе создания выглядит архаичной. Вечная безликость? Может быть.
Но, есть большое но! Большой плюс проекта в концепции развития городской ситуации вокруг парка .Парк получает продолжение вдоль Москвы-реки, а под эстакадой на которую вынесена магистраль сооружается выход на пристань и к воде.
Китайский проект Turenscape прежде всего поражает смелостью. Смелостью предложить образ ландшафта рисовых чеков в пятистах метрах от Кремля и при этом обосновывать свое решение дешевизной ухода и возможностью использовать ливневую воду. При том, что ливневой воды там нет в принципе, она собрана в подземные коллекторы еще в 19 веке, а ландшафт Китая, хотя и экзотичен , но не настолько, чтобы ввести жюри в анабиоз и принять столько крепко пахнувшее восточными пряностями решение.
А дешевизна? Это 2013 год, в воздухе разлит аромат больших нефтяных денег и мыслями как их поприкольнее и поизощреннее тратить, а не экономить. Короче, китайцы не попадают.

 

 

Два проекта где доминируют формальные планировки. Их концепции мне очень понравились, но сомнения, все же перевесили , в пользу еще одной «природной» пары участников.
Предложение голландской MVRDV состоит в том , чтобы делать парк в плане повторяющий рисунок городских улиц Зарядья с максимально возможным напластованием исторических слоев.

IMG_4405
Если кто не помнит ,эта идея озвучивалась еще до первого конкурса. История Зарядье действительно глубока, культурных слоев много.

Вообще идея использовать в искусстве, ландшафте, архитектуре   приметы исчезнувших цивилизаций эксплуатируется достаточно  активно.

 

В проекте Зарядья от MVRDV  сад поделен проходами на месте старых улиц. Огромный красный крест основных променадов апеллирует и к красному , как ближайшей топонимике, так и к недавней кровавой истории. Может это у голландцев подсознательно, кто знает. В саду будет множество построек-ведь это улицы , которые предлагают прятать за зелеными стенами. В реальности это вряд ли удастся и архитектура будет слишком явно торчать.
Мне кажется при всей привлекательности идеи проекта в реальности парк станет слишком хаотичным ведь средняя площадь маленьких садов всего 2-4 сотки. Множество построек, которые предлагается спрятать за зелеными стенами в реальности вряд ли будет надежно укрыто. Маленькие сады предлагается наполнять дачным содержанием, использовать на некоторых участках посадки высоких трав, некоторые превратить во  фруктовые сады. В фундаменты снесенной России голландцы  хотят налить воду и сделать цепь прудов.
W8 оборачивается на Малевича. Простая геометрия разлетается по парку супрематизмом.IMG_4410
Колечки, прямоугольники, кубики . Вроде все несвязно разбросано по склону, но присмотревшись, понимаешь четкий и очень стройный замысел.
Один прямоугольник вытянутый почти параллельный москворецкому спуску п.2  являет колоннаду влюбленных с травяной крышей. Очень красивая сама по себе  концепция входа –протяженной колоннады ,будет сильно спорить, как мне кажется, с естественным уклоном спуска. Сквозь колоннаду виден большой луг-газон с купами сосен  п.3 . Площадь луга 3, 5 га, деревьев всего 30шт. Красиво, но как по мне , мало и первого и второго. Завершает газон огромное кольцо оранжереи  п.10. Внутри кольца пальмы. На площади которую это кольцо обнимает березовая роща  п.16. Оранжерея еще одно огромное сооружение рядом с огромной филармонией. А значит  увеличение трафика и увеличение числа  посетителей парка.
Широкий променад  п.8 с круглыми бассейнами связывает Красную площадь и филармонию, отсекая небольшие церковные сады п.13, примыкающие к Варварке с церквями.
Окружение оранжереи смешанным лесом вопроса с природой не решает, а только его усугубляет, т.к. на природу остается мало места. Весь лес это посадка деревьев в 3-5 рядов!!! Всего! Там же между лесом и филармонией вставлены еще и формальные сады п.6. Перебор. Хотя каждая идея по отдельности в проекте просто Супер! В особенности мне мила колоннада с начинающимся прямо за ней лугом.
Природные сады кажутся мне самыми убедительными.

И уважаемая Густафсон и  амбициозные Diller Scofidio + Renfro (написала вначале «молодые, но сообразила позже, что это не так)

200 (8)
Gustafson  сохраняя почти тот же крест основных проходов, что и у MVRDV проектирует его совсем иначе, привязывая к нему очень интересный рельеф, в одном углублении которого формируется озеро, второе примыкает к филармонии и образует зеленый амфитеатр. 200 (4)

Кстати стоит приглядеться к самому зданию филармонии. На момент проектирования его пятно у всех проектантов разное, что говорит о том, что во время конкурса окончательного проекта не было. (Ха-ха, по последним данным со стройки  его объем существенно увеличился.Кто бы сомневался!)
Проект очень лаконичный и , наверное, по выбору растений мне понравился больше всего. Несмотря на то, что не победил. Учиться нам еще и учиться!

200 (7)Конструкция водоема очень интересна, она демонстрирует контраст решения береговой линии, где часть решена в намеренно искусственном виде, а часть в природном, почти болоте.Примерно, как на этом снимке.

 

 

 

 

Три главных растительных объема определяют суть проекта Gustafson Porter  -дубовый лес с вкраплением сосны и лиственницы, ивовая посадка у водоема и регулярные, аллейные посадки берез у Варварки, которые рассыпаются по склону рощей.

Супер решение с березами, к тому же их посадки привязаны к трапециевидному водоему, примыкающему к одной из церквей. Очень цельно и парадно, и по идее хорошо! Короче над  Gustafson я ахала и охала, но между причитаниями  не могла не заметить наложенную планировку.
Очень много в проекте злаков и кустарников, которые занимают огромные площади.IMG_4392
Победители Diller Scofidio + Renfro соединили рыбью чешую планировки и идею четырех зон.IMG_4465

 

Такая планировка имеет примеры или аналоги.

Четыре природных зоны -это пойменный лес, березовый лес, степь и тундра.
Пойменный лес ,  в основном представлен елью и лиственницей, березовый лес с вкраплением сосны (в проекте он преобладает и простирается диагональной полосой через весь проект) , достаточно компактные кусочки степи и еще меньшая полоса тундры. В районе церквей у Варварки полосы лип и злаки.


Очень интересное мощение. В отличие от  Gustafson Porter, где с дорожками и основными направлениями все в порядке-они  четки и конкретны, DSR предлагают концепт «отсутствие троп». На деле это мощение из одинаковых восьмиугольных плит уложенных с разной плотностью. Более плотное мощение в местах более нагруженных, менее плотное в более диких.
Мне кажется красивая и красиво сформулированная легенда четырех природных зон с этими тропиночными новациями определили выбор жюри. Стройки, насколько я могла судить в проекте не очень много.

Я колебалась в своих пристрастиях между Gustafson  и DSR , проект W8 показался мне слишком перегруженным, кстати , как и MVRDV .

Но вот желание попробовать новое, желание экспериментов победило. На мой взгляд, проект DSR лучший.